логотип Консультант Плюс Крым
Компания "КонсультантПлюс Крым" » Правовая поддержка » Новости законодательства » КОГДА ТОП-МЕНЕДЖМЕНТ УХОДИТ К КОНКУРЕНТАМ

КОГДА ТОП-МЕНЕДЖМЕНТ УХОДИТ К КОНКУРЕНТАМ

Тема хантинга как топов, так и ведущих специалистов будет актуальна всегда. Ведь "похищенный" обладает целой базой знаний о "внутренней кухне" компании. Информация о клиентах, партнерах, поставщиках, новых разработках практически всегда является основным мотивом переманивания топ-менеджера. И независимо от реальных знаний и умений сотрудника компания получает в руки различные компетенции и информацию, которую можно использовать для расширения сфер влияния.

 

Немаловажный факт: руководители и высококлассные специалисты редко встречаются на рынке труда. Они сами по себе являются мощным инструментом, который хочет заполучить компания. Одно только наличие подобных кадров в штате способно существенно изменить и расширить перспективы развития.И конечно, это выгодно. Похищая работников, компания экономит на развитии собственных технологий, сетей деловых контактов, подготовке и обучении персонала. Подобные ходы позволяют не инвестировать средства и время в исследования, а получить результат здесь и сейчас, просто заплатив человеку, обладающему нужными знаниями.

Обычно компании сосредотачиваются на подписании всевозможных договоров о неконкуренции. Однако на практике без дополнительных инструментов, воздействующих на лояльность персонала, подобные механизмы в РФ работают крайне слабо.Во-первых, уровень страховки - достойная заработная плата и комфортные условия труда. Высококлассные специалисты "капризны" и не в последнюю очередь обращают внимание на офис, его расположение и общую атмосферу в коллективе. Ну а зарплата, не соответствующая текущим реалиям рынка, очень быстро выведет сотрудника из равновесия, и он сам пойдет на поиск более интересных предложений.Второй уровень - реальные достижимые перспективы. Любой специалист хочет развиваться как профессионально, так и финансово. Если компания не дает таких возможностей, появляются серьезные основания для ухода.

 

Отлично работают так называемые milestones, контрольные точки, после пересечения которых топ получает дополнительные бонусы. Например, акции или больший процент от продаж. Соответственно, чем дольше сотрудник работает в компании, тем выше его личная и финансовая заинтересованность в успехе общего дела. В такой ситуации уход на новое место может быть даже сиюминутно выгоден, однако в перспективе оказывается отнюдь не радужным. Не стоит пренебрегать мониторингом активности персонала. Он позволяет выявить и предотвратить утечки данных, обнаружить потенциально опасных или недовольных сотрудников. Своевременно выявляя персонал с низкой лояльностью, руководитель получает возможность или удержать ценного специалиста, выяснив причины недовольства, или подготовиться к его уходу, подыскать замену и не допустить кражу информации.

 

Нужны ли и какие новые главы в ТК РФ? - Конечно, нужны. На данный момент договоры о неразглашении информации и о неконкуренции работают только на бумаге. Возможно, современный рынок труда РФ не готов к британской версии трудовых взаимоотношений, где регламентирован каждый шаг тандема "сотрудник - работодатель". Зачастую топ-менеджеры с определенной специализацией не могут уйти работать в другую сферу, а работодатель морально не готов выплачивать компенсации, которые позволили бы сотруднику воздержаться от конкуренции. В итоге у работника остается выбор: или нарушать договор о неконкуренции или существенно снизить привычный уровень жизни.

 

Американский вариант, при котором действия сторон процесса оцениваются с точки зрения разумности, целесообразности и принципа "не навреди", мог бы стать достаточно эффективным. Работодатель получает возможность защищать свои активы и диктовать разумные условия, а работник - гарантию развития в выбранной отрасли в случае возникновения непредвиденных обстоятельств.

 

Пример из судебной практики. В сентябре 2012 года в Тверской районный суд г. Москвы был подан иск о взыскании 1,4 млн рублей за нарушение соглашения о неконкуренции и запрете дальнейшего нарушения прав. Истцом по делу выступал банк, ответчиком - сотрудник, ранее занимавшая пост зампредседателя правления банка. После расторжения трудового договора бывший работник банка заняла должность генерального директора одной из микрофинансовых организаций и, по словам представителей банка, предложила многим сотрудникам перейти на работу в микрофинансовую организацию. Причем эта информация была подтверждена сотрудниками, которых "увели" на новое место. Истец в суде заявил о том, что бывший зампред правления использовала в качестве доводов сведения об отрицательных финансовых показателях по итогам года, неблагоприятные перспективы смены акционеров банка. Ответчик предъявленные требования не признала.

 

Судебное разбирательство по делу длилось достаточно долго, дело переходило на рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы (дело N А40-80777/2013), итоговое решение было вынесено Пресненским районным судом г. Москвы. В удовлетворении исковых требований судом было отказано. Этот прецедент имеет большое значение для российского правового поля, он демонстрирует отсталость действующего законодательства в ряде корпоративных вопросов и защите конкуренции.

 

Анализ дела позволяет сформулировать некоторые выводы.

 Во-первых, иски о понуждении к исполнению соглашения о неконкуренции ставят в равной степени в сложную позицию как работника, так и работодателя. Причиной тому служат неоднозначность в толковании формулировок соглашения, высокая доля субъективности при оценке доказательств.

 

Во-вторых, отсутствие в стране правового регулирования по данному вопросу и, на взгляд автора, преимущественное положение работника как субъекта трудового права делают попытки работодателя обезопаситься путем применения Non-Compete Agreement нереальными.

 

В-третьих, в рассмотренном примере есть другая тема, за которую можно было зацепиться, - защита деловой репутации. Так как ответчик активно распространял сведения о бедственном финансовом положении компании, это можно использовать в качестве аргумента и, если не прекратить утечку кадров, то хотя бы взыскать ущерб. Однако это возможно, если информация была недостоверной.

 

В-четвертых, если сведения, распространяемые ответчиком, были правдивыми, то при соблюдении определенных законом условий действия бывшего топа можно квалифицировать как разглашение коммерческой тайны.